Я 18 лет воспитывала дочь сестры, но теперь у меня своя семья

Сестра сбежала из дома, бросив пятимесячную дочку на нас с мамой, когда мне было всего 20 лет. Записку оставила, что не о такой жизни она мечтала.

Хлопоты и заботы о ребенке мы с мамой взвалили на свои плечи. Когда Диане исполнилось три года, и стало окончательно понятно, что Лариса, моя сестра, не появится, мы лишили сестру родительских прав, мама оформила опекунство над моей племянницей.

Дианка называла меня мамой с самого детства. Она росла в любящей ее семье, правда, без папы. Мой жених меня бросил, отказавшись взваливать на себя ответственность за чужого ребенка. Он тогда так и сказал, что если бы Дианка была моей дочкой, он бы не раздумывая ее удочерил.

— Но она не твоя! Оставь ее своей матери, мы с тобой родим и ты будешь воспитывать наших детей! — уговаривал он меня.

Замуж я так и не вышла, не сложилось. Мы с мамой переехали на другой конец города. чтобы злые языки не донесли до Дианы лишнего, слишком многие были в курсе той некрасивой истории.

Два года назад, когда Диане исполнилось шестнадцать, не стало моей мамы. Она сильно болела, и, чтобы обезопасить нас с Дианкой, написала завещание на меня. Сестра и тогда не соизволила явиться. Мне тогда пришлось побегать, чтобы взять опеку над Дианой на себя.

До недавнего времени, я была матерью восемнадцатилетней дочери. Я не вышла замуж, я не родила своих детей. Я вложила душу в этого ребенка. А стоило появиться сестре на блестящем кабриолете, с новым смартфоном в руках в качестве подарка, как Дианка поплыла.

Дочь кричала на меня, что я сломала ей жизнь. Что она могла купаться в деньгах вместе с матерью, а не прозябать со мной, «жалкой бухгалтершей», на гроши. Она собрала вещи и ушла со своей биологической матерью в красивую жизнь.

Я осталась одна. Я как сомнамбула, ходила на работу, ела на автомате, не ощущая вкуса еды. Я не знала, какой день недели и какое число. Прийти в себя мне помог мой начальник. Он шутя пригрозил, что уволит меня с работы, если я откажусь пойти с ним на свидание. Я пошла, чтобы не провести очередной вечер в пустой квартире.

Вы не представляете мое удивление. когда через полтора месяца я узнала о том, что жду ребенка.

— Да бросьте Вы, придумали тоже. Вы не представляете, сколько женщин рожают в возрасте около 40. Не Вы первая. не Вы последняя.

Ну что, рожаем? — спросила врач в женской консультации.

Я, еле сдерживая слезы счастья, кивнула головой:

— Рожаем!

Стас, мой начальник, сделал мне предложение, я согласилась. Муж и свой ребенок — давно забытая мечта. И скоро она станет реальностью. Казалось, ничто не может омрачить моего счастья. Мой ребенок. Мой. Его не заберет никакая сестра. Только мой.

Мы со Стасом собирались на первое УЗИ, когда позвонили в дверь. На пороге, с чемоданами, стояли Лариса, Диана и мальчик лет 13.

Про дочь сестра вспомнила не просто так. Ее сын от мужа-богача нуждался в пересадке чего-то там. Вот она и поманила наивную Дианку обещаниями красивой и богатой жизни.

Мало того, что Диана не подошла как донор, еще и Ларискин муж выяснил, что мальчик, которого он 13 лет воспитывал, вовсе не его сын. Муж сестры поступил благородно — он нашел донора и оплатил операцию. А потом выгнал Ларису и ее детей.

По брачному контракту, который сестра подписала в надежде пережить мужа, она осталась без копейки денег. И теперь ей нужна половина квартиры нашей мамы. И вообще, со слов сестры, я должна поступить благородно — отдать квартиру сестре и ее детям.

Вы можете меня осудить — Ваше право. Но я их выставила. Теперь у меня своя жизнь, свои интересы. Сестра-кукушка и дочь-предательница в мои планы на жизнь не входят. Я 18 лет воспитывала дочь сестры, но теперь у меня своя семья.

Источник

Понравился пост? Поделись с друзьями